«Отдай КазТАГ и все остановим». Последнее слово Сейтказы Матаева

«Отдай КазТАГ и все остановим». Последнее слово Сейтказы Матаева

Суд по делу Сейтказы и Асета Матаевых приблизился к завершению. 3 октября будет вынесен приговор. Однако не обошлось без сенсации – в своем заключительном слове глава Союза журналистов Казахстана назвал имена высокопоставленных заказчиков уголовного преследования.

Государственный обвинитель попросил суд приговорить главу Союза журналистов Казахстана Сейтказы Матаева к 6 годам и 8 месяцам лишения свободы, генерального директора КазТАГ Асета Матаева к — 6 годам лишения свободы.

«Прошу признать виновным Сейтказы Матаева в совершении преступления, предусмотренного статьей 190 часть 4 пункт 2 УК РК, и назначить ему наказание в виде 6 лет 8 месяцев лишения свободы с конфискацией лично принадлежащего имущества, по статье 245 части 3 УК РК — назначить ему наказание в виде 6 лет лишения свободы с лишением права заниматься предпринимательской деятельностью сроком до 3 лет (…) окончательно Сейтказы Матаеву назначить 6 лет 8 месяцев лишения свободы с конфискацией лично принадлежавшего имущества с лишением права заниматься предпринимательской деятельностью сроком до 3 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима», — сказал прокурор Ержан Куракбаев в ходе прений во вторник.

Асета Матаева прокурор попросил признать виновным по ст. 190 ч. 4 п.2 и назначить ему наказание в виде 6 лет лишения свободы с конфискацией лично принадлежащего имущества и отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Также обвинение попросило конфисковать в доход государства следующее движимое и недвижимое имущество подсудимых: здание, земельный участок, расположенные по адресу ул. Орынбор, дом 8 в Астане, нежилое помещение по адресу ул. Орынбор, здание в Алматы по адресу ул. Фурманова, дом 122, квартира № 7, к ним паркинги № 6 и 7, а также нежилое помещение в Алматы, квартира по ул. Горная в Алматы, квартира в Самале, автомашины Toyota Camry 2007 года выпуска, Toyota Land Cruiser 1997 года выпуска, Лексус LX 570 2014 года выпуска.

Кроме того, прокуратура просит иск о взыскании более Т216 млн неуплаченных налогов, более Т140 млн ущерба по эпизоду АО «Казахтелеком» и Т169 млн по иску комитета связи удовлетворить в полном объеме.

После этого была предоставлена возможность подсудимым сказать последнее слово. Сейтказы Матаев назвал имена заказчиков уголовного преследования: «Это бывший руководитель администрации президента Нигматулин, один из руководителей нацбюро по противодействию коррупции Татубаев, полуолигарх и полумедиа-магнат Клебанов, в своё время получивший израильское гражданство. Мы не раз об этом открыто писали. С их подачи началось уголовное преследование моей семьи, с их подачи разрушено здание пресс-клуба в Алматы, с их подачи парализована деятельность Союза журналистов Казахстана, с их подачи арестовано наше имущество, с их подачи мы с сыном содержимся под арестом длительное время». Мотивами заказа Сейтказы Матаев считает рейдерский захват активов и имущества Национального пресс-клуба. Кроме того, по его словам, Н.Нигматулин открыто требовал отдать ему КазТАГ: «Мне Нигматулин на одной из встреч в администрации президента прямо заявил: «Отдай «КазТАГ» и все остановим. Прекратим дело и освободим от уголовной ответственности. Но при этом сообщил, что конфискуют здания в Алматы и «Дом журналистов» в Астане. Он говорил: «Подумай о детях, подумай о внучках. С чем ты оставишь их со своей несговорчивостью?». Теперь прокуратура и суд пытаются отобрать это имущество через обвинительный приговор».

Как сообщил С.Матаев, Н.Нигматулин выдвинул ему ультиматум в духе сицилийских мафиози: «Я несколько раз встречался с Нигматулиным в присутствии главного финполовца Кожамжарова. Нигматулин выставил мне ультиматум: признать вину и пойти на сделку со следствием, подписать заявление по 65-й статье; возместить якобы нанесенный ущерб в Т600 млн и провести брифинг для прессы, где я должен был признать полностью свою вину. Я отверг ультиматум, заявив, что это значит подписать не только себе приговор, но и всей казахстанской журналистике, поставить под удар все журналистское сообщество и поставить крест на независимой журналистике».

После первых публикаций в зарубежных СМИ в Национальном бюро по противодействию коррупции началась паника: «В Алматы срочно прилетел испуганный зампред Нацбюро Татубаев. Этого они не ожидали и слезно просили прекратить публикации в прессе. Я отказался, потому как это было бы профессиональное вмешательство в деятельность моих коллег и самая настоящая цензура, которая запрещена Конституцией».

Очевидно, в ответ на свою несговорчивость глава Союза журналистов был подвергнут изощренным пыткам: «Чтобы ограничить мое общение с родными, меня, а затем и моего сына взяли под арест. Со мной случился гипертонический криз, и я остался без квалифицированной медицинской помощи. Следствие, прокуратура и суды намеренно ухудшали мое здоровье. Был случай, когда следователь Таубалды ворвался ко мне домой и запретил работающей «скорой» помощи экстренную госпитализацию в кардиологический центр, куда за последние девять месяцев меня доставляли несколько раз, и там не давали возможности лечиться, требовали срочной выписки, оказывали давление на врачей. Мне предстояло пройти 2 серьезные операции, что подтвердила судебно-медицинская экспертиза, которая была проведена по инициативе финансовой полиции. Но на мое лечение наложила табу антикоррупционная служба. В квалифицированной помощи отказал и председательствующий судья Акболат Курмантаев, сославшись, что нет оснований. Представители ОБСЕ назвали его решение пыткой, которая по конвенции ООН строго запрещена. В том числе и в Казахстане», — рассказал С.Матаев.

Само обвинение в ходе процесса неоднократно рассыпалось вследствие того, что молодые чиновники, пошедшие на сделку со следствием ради спасения своих шкур, давали противоречивые показания: «По уголовному делу было опрошено порядка 300 свидетелей, и только чиновники под давлением следствия дали противоречивые показания. Это экс-руководители Комитета информации Берсебаев, Кальянбеков, Арпабаев, Казангап и Байбосынов, а также менеджер «Казахтелекома» Маханбетажиев. Кальянбекова вывели из игры, мотивируя тем, что он болен. Он по -прежнему, как мы узнали, ходит на работу, и причина здесь в другом. Сейчас он является руководителем департамента информационного обеспечения Верховного суда».

В заключение Сейтказы Матаев в очередной раз подчеркнул, что не собирается признавать вину в преступлениях, которые он не совершал.

16 комментарии

  1. В принципе Матаев добился того что хотел. Таким громким заявлениями в адрес не последних людей в стране, он хотел резонанс. Но слишком уж неправдоподобно. И без доказательств. Да он больше себе навредил.

  2. Мемлекеттен жымқырғаның еш қажетіне жаратпастан, тіпті өз дүниесімен қоса мал мүлкін мемлекеттің қазынасына құйдыру керек мұндайлардың.

  3. Аркадий Ряба-Неделя

    Сеитказы Матаев же уже признал вину, налоги не платил. Миллионные причём, а это недостачи в бюджет. Более того первый руководитель компании и незнаек про налоги. Да любой бы рад укрыть от государства доходы, и это задание дают бухгалерам

  4. После того как уже предъявили обвинения старик решил обвинить в свое преступление и знаменитых людей как Нигматулин. Его можно понять, но если за его выдумки Нигматулин подасть на него в суд жалобу, то срок пребывание в тюрьме еще увеличится.

  5. Как же так можно? Если сделал то бери на себя ответственность. То покойного человека обвиняешь, то еще порядочных личностей. Я думаю данное заявление не облегчит наказание

  6. Его можно понять. Наверное сейчас у него стрессовое состояние, не ожидал что все так закончится, так как даже незнал что надо платить налоги

  7. Бәрібір шатылдым, айтып қалайын деген шығар, өзің құтқаруға көмектеспеді деп ренжулі ма кім білсін. Бірақ бұл жерде ешкім де көмектесе алмайды, себебі заң баршаға ортақ

  8. Матаев хочет чтобы общественность его защищали, ведь некоторые незнают что на самом деле происходят. И могут подумать что личности которые назвал Матаев на самом деле виновны.

  9. А где раньше был, почему не об этом говорил? Данный факт показывает того что он просто хочет свалить свою вину на власть.

  10. думаю судье предстоит сложное дело. то что он действительно не платил налоги и всячески уклонялся от уплаты доказано.

  11. Да много здесь непонятностей, сказать что то сложно, но что он говорит неправду это видно.

  12. Он под стражей и под следствием, это говорит о том что он нарушил законы страны, а именно неуплата налога.

  13. Как он грамотно все сочиняет, все таки он профессионал в этом деле.

  14. Матаевтің ісі қиындағанға ұқсайды, есесіне басқаларға сабақ болатын болды. Заң қайшы іс жасалған соң, оның жауабы да тартылады

  15. Мемлекетке опасыздық жасаған адам жазықсыз қалмайды, себебі заң бәріне бірдей

  16. Бухгалтерия жұмысына араласпағанын айтыпты, бірақ басшы сол кісі болғаннан кейін, бәрін қадағалап отыруы керек емес пе еді?

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

ВВЕРХ